Don’t let me down.
And I won’t let you down.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Don’t let me down.Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | следующуюСледующая »


суббота, 27 февраля 2010 г.
Название: <История одного февраля >... Вояджер 1 17:16:45
Название: <История одного февраля >
Автор: Insane Infinity
Фендом: Naruto.
Дисклеймер: не моё, и вряд ли даже Кишимотино.
Пейринг: Naruto|Sasuke
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance, angst, dark, deathfik
Cтатус: окончен.
Размещение: запрещено.
Саммари: история одной февральской любви
Предупреждения: драббл, AU, ООС по желанию, флафф
От автора: я не люблю февраль, ибо он февраль. Я не люблю снег, ибо мы его недостойны. Я ненавижу систему здравоохранения, бывшую в мире всего несколько лет назад, ибо из-за неё люди погибли. Много людей…

Подробнее…История одного февраля.

За окном мело. Уже несколько часов – беспросветно, бесконечно – снег тихо падал на карнизы и скользил по стеклам вниз, на подоконники, где, мерещилось порой, смотрел в комнаты – угрюмо и обиженно – мол, внутрь не пускают. Казалось, пододвинешься поближе, дунешь на него всем жаром лёгких – растает, превратится в мутноватые упругие капельки-слезинки и покатится дальше, вниз, к своим ещё заледенелым, выбеленным небом товарищам, и расколется, разобьётся на миллиарды острых блестящих влажно-холодных точек. Белоснежное безмолвие. Саске фыркнул. Снег он не любил. Эти смерзшие в бесконечность граней комочки у Бога зимой просили все без исключения – заместо дождя. Хотели, чтобы хлестало морозной свежестью по щекам и плакало вместо них. Банально. Седые хлопья Учихе казались пафосными, напыщенными, слишком бесполезными и чересчур сложными. Резные и невыносимо-прекрасные, они портили Учихе всю зиму, окрашивая ненавистный февраль во что-то чистое, светлое, безобидное. А февраль для Саске не был белым и пушистым. Третий месяц зимы для Учихи был окрашен алой кровью и растоплен собственными слезами бессилия и злости. А ведь раньше…


Саске спешил. Залюбовавшись хороводом кружащих в зимнем воздухе снежинок, он проглядел, как короткая стрелка часов непозволительно близко приблизилась к цифре три. Чертыхнулся. На ходу одевая тёплые ботинки, обмотался первым попавшимся шарфом и выбежал из квартиры. Подпаленная уличной шпаной кнопка вызова лифта нагло горела темно-оранжевым. Учиха ругнулся про себя и поскакал по крутой лестнице вниз, с пятого, застёгивая пуговице на пальто. Входная дверь поддалась легко. Раз! – и в лицо ударила плотная пелена жгучего холода. Снег падал хаотично, безумно извиваясь меловыми лентами, бросаясь на немногочисленных прохожих. Саске проморгался и, поправив шарф, быстрым шагом направился в офис – благо, идти было недалеко. Мир был похож на оркестровую яму. Замкнутый, плотный и оглушающий гулким потрескиванием. Снег падал насыщенно-громко, со вкусом задавая тональность обледеневшим веточкам. Вокруг шумело и мело. Учиха наклонил голову, поднимая ворот, с неприятной дрожью ощущая колкие ожоги снежинок. Неожиданно, мир врезался в Саске. Остановил и перевернул на девяносто. Не успел Учиха опомниться – лежит. На ком-то, причём. Голубые, в прострации, глаза и усатое тату. И волосы жёлтые-жёлтые, контрастом к серой бушующей вселенной. Мир, почему-то, замер. Застучало пульсом по ушам и заклинило вдох. Саске потряс головой, прогоняя стопор. Свалявшийся уже снег с чернильных волос тут же струёй рухнул вниз, прямо за шиворот придавленному Учихой мужчине. Голубоглазый охнул и дёрнулся, и Саске чуть не рухнул снова – оказалось, прижал к земле озябшими ладонями ещё и руки лежащего под ним человека. Замкнуло. Учиха очнулся от низкого приятного смеха. «Ты, конечно, симпатичный, но я уже замёрз», - хохотнул мужчина, слегка пошевелив руками. Саске в полном непонимании вздёрнул тонкую бровь. Голубоглазый разулыбался ещё больше и рывком сел, так что Учиха оказался прямиком у него на бёдрах. Саске чуть не грохнулся с размаха назад, но – придержало. Крепкие руки сжали где-то в районе лопаток ткань пальто и притянули обратно. «Прошу прощенья, не заметил», - спутано проговорил Учиха и, стараясь не смотреть в насмешливую лазурь, попытался встать. Руки не отпускали, удерживая на месте. Саске почти запаниковал и повторил попытку. Нет. Со стороны смотрелось, будто они занимаются сексом посреди улицы. Учиха с вызовом и гневом уставился на усатое лицо. Голубоглазый уже раскраснелся, сдерживая рвущийся наружу смех. «Телефончик хоть оставь», - невинно предложил мужчина и, немного согнув в колене ногу, подхватил на мгновение Саске под ягодицы одной рукой и как-то сразу встал. И нет, чтобы успокоится уже хоть чуточку, почувствовав под ногами твёрдую опору, Учиха смутился и, пытаясь скрыть это, засмеялся. В лицо безжалостно хлестал снег. Лазурь медленно обрастала интересом и расслабленной нежностью. Отпустило. «Ладно, сегодня в семь в «Сингле». Спросишь Наруто - проведут», - улыбаясь, вкрадчиво поведал голубоглазый и, тряхнув заснеженной шевелюрой, зашагал вперёд. Саске моргнул, автоматически затягивая туже узел шарфа, и тоже поплёлся - в офис. На-ру-то. Распробовал, покрутил, повертел на языке. Улыбнулся. Снежинки снова грянули симфонией. Наруто, значит…
Всё ещё не понимая, что он делает и зачем, Учиха плутал между столиков в тихом ресторане с живой музыкой и не менее живыми цветами в красивых греческих вазах. Распознав в струящейся мелодии Лайзу, Саске неожиданно наткнулся на официанта. «Мне Наруто нужен», - Учиха выжидающе посмотрел на кареглазого парня. Тот кивнул и взглядом предложил идти за ним. Поплутав по тёмным коридорчикам, они наткнулись на обитую чем-то мягким и приятным на ощупь дверь. Официант растворился в воздухе так же неожиданно, как и появился. Саске постучал – для приличия – и отворил дверь. Голубоглазый полулежал на низком кожаном диване и пил кофе. Пахнуло крепостью и арабикой. «А я уже думал, не придёшь, - улыбнулся мужчина, поднимаясь. – Кофе?» «Не откажусь», - просто ответил Учиха и, закрыв дверь, прошёл внутрь комнаты…

Это не была любовь с первого взгляда или внезапное наваждение, стирающее вмиг все границы дозволенного. Нет. Учитывая, что полгода после первой встречи они просто-напросто дружили, - нет, это было не волшебство. Они привыкали друг к другу ещё очень долго, с каждым днём, проведённым вместе, приближаясь ещё на сантиметр, на разрушенную грань, на общий вдох. Они могли молчать ни о чём часами и не чувствовать при этом никакого неудобства. На том самом кожаном диванчике Саске клал голову на колени Наруто, и тот перебирал его волосы. Они могли спорить и ругаться, рассказывать без утаек о своих бывших и нынешних партнёрах и смеяться над их недостатками. Доверяли друг другу, постепенно, по кирпичикам, разбирая ещё одну грань. Они научились доверяться. С каждым новым днём понимали – лучше уже не будет. Близость манила, и они боязливо поддавались. Губы Саске были мягкими и горячими. И Наруто повело. Что уж говорить об Учихе... Неторопливо снимая одежду, как умалишенные то и дело впивались несдержанными поцелуями в алеющие губы и кончиками пальцев гладили нежную кожу плеч и груди. Наруто жадно выцеловывал узоры на животе Саске и мял бёдра и ягодицы, заставляя того стонать и молить о большем. С саднящей неудержностью пробивался в горячую тесноту выгибающегося Учихи и целовал взмокшую бледную шею. Комнату красило то синим, то красным – вспышками, фрагментами, детальками. Воздух сжимало клешнями обжигающего кипятка секса и раскалывало на части. Забывалось. Мир – забывался. Саске впивался ногтями в широкую крепкую спину и оставлял наливающиеся алым неровные засосы на ключицах и кадыке Наруто. Потянуло плотным маревом. Когда стало уже больно вдыхать – отпустило. Взорвало волнами грома и спектра. Заперло в другой вселенной. Замкнуло друг на друге и сцепило невидим гранатовым браслетом-наручниками. «Я тебя люблю».

Саске проснулся с радостной мыслью «сегодня годовщина нашей встречи». Наруто обещал приехать к пяти – сразу после какой-то презентации в ресторане. Учиха потянулся – всё складывается отлично. За окном лениво кружили седые крупные снежинки, заметая весь мир белым и рыхлым… Наруто всё-таки подъехал позже на целый час – на улице была жидкая гололедица и видимость ужасная. Но они, всё-таки, решили отметить годовщину как и собирались – в тихом милом кафе на окраине города. Они ехали по практически пустой трассе и Учиха ежеминутно повторял «не гони». Но Наруто гнал, выжимая около восьмидесяти, так что машину заносило даже на прямой дороге… А потом они врезались в какую-то легковушку… Стёкла скопом вгрызлись в лицо, так что Учиха на мгновение даже потерял сознание от боли. После – очнулся, вылез кое-как из машины и, открыв дверь с другой стороны, вытащил отключившегося Наруто. У того – всё лицо и вся шея в крови, грудь худо-бедно защитила кожаная куртка… Как приехала скорая, Саске не помнил.
Врачи давали Учихе нюхать нашатырь и кричали, что Наруто нужна кровь для переливания. Третья отрицательная. Саске оживился: у меня такая. «Вы не подходите, - брезгливо ответила медсестра, - Брать кровь у гомосексуалистов запрещено законом нашей страны». Учиха кричал, что у него отрицательный на ВИЧ, а доктора лишь качали головами – не положено, машина из другого госпиталя уже едет. Едет, как же. По гололёду из другого конца города.
Машина не успела. Опоздала на жалких пятнадцать минут. Наруто лежал на операционном столе – затихший и медленно остывающий…


Снег врезался в окно седыми пушинками и соскальзывал вниз, не выдерживая безразличной концентрированной ненависти в глазах Учихи. Снег Саске не любил. Он напоминал ему ту стерильную белизну медицинских халатов и вымытых хлоркой от крови Наруто полов. Снег Учиха не любил. И у Бога никогда не просил его. Их любовь стоила не обжигающих леденящей колкостью шершавых выкидышей неба, а пролитых живых горячих слёз. Саске было легче выплакаться самому – Наруто, память о нём того заслуживали.
комментировать 7 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 23 февраля 2010 г.
В голове - одно расстройство,Кровью­... Вояджер 1 17:56:27
В голове - одно расстройство,
Кровью вывожу слова.
Нет причин для беспокойства -
Я ведь просто умерла.

Настроение: Да ебала я весь мир
суббота, 20 февраля 2010 г.
Самое прекрасное в жизни - бред, и ... Вояджер 1 12:11:37
Самое прекрасное в жизни - бред, и самый прекрасный бред - влюбленность. В утреннем, смутном, как влюбленность, тумане - Лондон бредил. Розово-молочный, зажмурясь, Лондон плыл - всё равно куда.
(с) Замятин Е.И. "Ловец человеков"
суббота, 13 февраля 2010 г.
с днём Св.Валентина всех! Вояджер 1 18:02:02
не в моих правилах, конечно, но...
­­
воскресенье, 17 января 2010 г.
пока ты трахал моего кота - тебя еб... Вояджер 1 16:54:50
пока ты трахал моего кота - тебя ебал кто-то другой.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 16 января 2010 г.
мне кажется, что я - сошла с ума.мн... Вояджер 1 19:02:19
мне кажется, что я - сошла с ума.
мне кажется, что мне это не кажется...


В нас исчезает всё человеческое,
Чувствуешь?
А я ведь просто хочу, чтобы ты – была.
Своей душой, годами искалеченной,
Ещё не разучилась я любить тебя.
И этот холод тела – он от боли.
Мне – больно. Безразличие и ложь.
А ты всё так же рану посыпаешь солью.
Жестокая и милая. И как тебя поймёшь?
Вода над головой – то безысходность.
Свет лампочки – и тот уже погас.
Я чувствую, что под ногами – пропасть.
Но эта пропасть только для одной из нас.
Мне кажется порой, что я тебя придумала,
Но в этот миг ты появляешься опять.
Я – толи дура, толи так, безумная,
Когда пытаешься ты в грязь меня втоптать.
Ты злишься на себя, что что-то обещала.
Я – на себя, что всё ещё люблю…
Конечно знаю – ничего нам не начать с начала.
Но всё ещё твой образ я в душе храню.
Нас – не осталось. Есть только тела мифические.
А души – нет, не встретятся в раю.
В нас исчезает всё человеческое,
Чувствуешь?
Мне – страшно. Всё равно – люблю…
среда, 13 января 2010 г.
Название: <И я забуду твоё имя. Сик... Вояджер 1 12:03:09
Название: <И я забуду твоё имя. Сиквел>
Автор: Insane Infinity
Фендом: Naruto.
Дисклеймер: не моё, и вряд ли даже Кишимотино.
Пейринг: Naruto|Sasuke, Sasuke|Sakura
Рейтинг: PG-13, R
Жанр: angst, dark.
Cтатус: окончен.
Размещение: запрещено.
Саммари: человек не может быть один.
Предупреждения: сиквелл к драбблу-виньетке, ООС по желанию, AU, немного флаффа, сэловской иронии и нецензурщины; гет; полное «оруссевание» мира и героев.
От автора: продолжение написано из-за полуночных загонов и по «просьбе трудящихся». Много моих дум и сугубо личного мнения. *В любовь по-прежнему не верю.
з.ы. так как сиквел распространению не подлежит – он небечен.

Подробнее……anyway I’ll forget it.

Не верить в любовь – глупо, что бы там ни говорили великие скептики и брошенные слезливые четырнадцатилетние дурочки. Любовь, какая бы она не была, всё равно есть – материнская, братская, сестринская, любовь к домашнему питомцу, в конце концов, любовь к деньгам и власти. Любовь есть, просто выражается она в разных ситуациях различными чувствами и эмоциями. Есть любовь плотская, когда кроме литых мышц, крепкой задницы и, пардон, ослиного члена, в избраннике ты ничего не замечаешь. Такая любовь пропадает либо сразу после того, как встречаешь что-то «более совершенное»; любо со старостью, когда кожа дряблеет, мышцы обвисают, а от звериного секса остаются лишь воспоминания и увеличенная простата «великого любовника», не дающая ему даже нормально поссать. Есть любовь духовная – когда совместные походы в театры, цветы в корзинках у дверей, общие рыдания на еженедельных киносеансах, многочасовые изучения картин Рубенса в галереях… все душевные позывы этой любви быстро угасают, сводясь к обычному, среднестатистическому траху в подворотне; либо заглушаются вечерними посиделками с бутылками палёнки и горбушками чёрного хлеба в коммуналке на двенадцать таких же «ценителей искусства». Да мало ли какая есть любовь? Главное даже не в этом. Главное в том, что без этой самой любви нормальной семейной жизни никак не построить – не стоит даже пытаться. Семья в таких случаях создаётся по двум принципам. Первый – это когда долг-обязанность-упрёки. «У нас будет ребёнок», - заявляет потенциальная невеста. «У меня будет внук!», - радостно восклицает мама потенциального жениха и мчится шить пелёнки. В таких семьях люди живут вместе только из-за детей. Они пилят друг друга всю жизнь, изменяют, орут на это самое потомство, но – до того момента, пока дети живут с ними, ничего сделать не могут. Зато потом – важно расправляют плечи и отсуживают друг у друга всё, что только возможно. Этот же тип людей может и не разводиться – жить дальше, выплёскивая на супруга всю накопившуюся грязь, и умирать с улыбкой на губах, потому что, наконец, отмучился. Второй принцип: когда она – любит, а он – «ну, наверное, тоже». Брак в таких случаях по времени держится в зависимости от толщины розового налёта на глазах жены. Некоторые живут вместе до старости, потому что она всё ему прощает, отстирывая помаду с воротников, устраиваясь на третью работу, потому что нечего есть, ведь «мой муж - здоровый мужик, ему секс полноценный нужен/ещё не нашёл своё место в жизни». Нет любви – нет семьи. Зря в это многие не верят.


Саске заранее знал, что их с Сакурой шальная пьяная связь никого из них ни к чему хорошему не приведёт. Не то чтобы она ему совсем не нравилась, не то чтобы она казалась ему теперь клушей, а не ненасытной роковой женщиной – просто, наверное, надоела. Отношения не могут держаться на одном только сексе, а у них и секса теперь уже не было – Сакура превратилась в маниакальную мамашу, которая думала только о ребёнке все двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Учиха, как любому нормальному мужику, хотелось внимания, заботы, ласки, секса и жареной картошечки с пивом у телевизора; а вместо этого всего он получал бессчётные походы по магазинам, морковный сок и бесчисленные отговорки. А Харуно – ничего, вполне радостно закупала будущему малышу смешные малюсенькие топочки и советовалась с Учиха на счёт занавесок на кухне. Окунувшись с головой в нелепое, безграничное счастье материнства, женщина не замечала ничего вокруг, считая, что весь мир теперь вертится только вокруг неё одной, радостно мигая картинками уже столь скорого счастья. А в последний месяц беременности – вообще помешалась, каждую ночь требуя свежеотжатого гранатового сока. Целыми днями пропадала на курсах для рожениц, после рассказывая Саске о правильном дыхании во время родов. Харуно могла разбудить Учиху посреди ночи и перебирать вместе с ним мужские и женские имена. «Если мальчик, то Ичи или Омои, а если девочка, то Юкки. Саске, ты какое имя хочешь?» Единственное, что хотел Учиха, так это проснуться утром и я облегчением понять, что всё это просто страшный сон. Обычный мужской эгоизм, плавно перетекающий в похуизм. Рядом с любящей женщиной мужчина становится ребёнком, и как каждый ребёнок требует внимания и любви только к себе.
На узи они так ни разу и не ходили, и это, наверное, было их самой большой ошибкой. Беременность в общем проходила стабильно, но в конце восьмого месяца у Сакуры резко ухудшилось самочувствие, началась лихорадка. Когда отошли воды, отошёл от шока и Учиха – схватил женщину на руки и помчался в больницу. К Харуно его не пускали, и Саске, беспокойно ковыряя ногтями обивку стула, подпирал стены операционной, с тихим ужасом прислушиваясь к голосам за стеной. Роды продолжались восемь с половиной часов. «…Пуповина обмоталась вокруг шеи плода и ребёнок задохнулся… хотя, Вы знаете, он всё равно бы прожил недолго – пьяное зачатие повлекло за собой некоторые мутации в дыхательной системе. Поразительно, что не было выкидыша». К исколотой успокоительными и обезболивающими Сакуре Учиха зайти не решился – бродил остаток дня по пустынным вечерним улочкам и собственные шаги. Думать о произошедшем не хотелось, потому что непременно бы пришлось винить себя и менять планы. Кроватку нужно продавать, одежду детскую, стульчик… Входная дверь оказалась не заперта. В квартире, среди мягких складок пледа, в уютном полумраке гостиной сидел Наруто, медленно цедя из чашки ароматный кофе. «Быстро же ты меня забыл».


Саске лепетал: ты же умер, мы же тебя кремировали, уже почти год прошёл. А Наруто – молчал. Тихо выслушивал все эти нелепые доводы, оправдания, отговорки и пил кофе, смотря в пустоту. На низком чайном столике лежали новые опрятненькие пелёнки и упаковки памперсов, коробочки с детскими смесями и разноцветные погремушки. За окном нервно гудели машины, устало и лениво скользя по влажному чёрному в ночи асфальту. Когда поток пламенных речей Учиха иссяк, подплывшая было к самому окну крупная лимонная луна вновь закатилась за грузную махровую тучу. «Жаль, что маятник ты тоже выбросил – я бы взял его в свою квартиру», - Наруто медленно поднялся с дивана и направился к двери, по ходу поднимая с пола сумки. Дверь гулко хлопнула, и Саске неожиданно осознал слова Узумаки: тоже выбросил. Броситься за Наруто, сшибая на бегу банкетку и тумбочку, было не самой лучшей идеей, но Учиха бросился. С остервенением шарахнул открывшуюся дверь о стену и обнял со спины ожидающего лифт Наруто. «Я не хочу опять тебя потерять»…

Он и правда не хотел снова терять Наруто – слишком отчётливо ещё помнилась жгучая зудящая боль в опустевшей вдруг груди после вести о смерти Узумаки. Хотелось вжаться в Наруто, обнять крепко-крепко, вдохнуть аромат его пшеничных волос, и понять: он – есть. Он – рядом. Саске правда не хотел снова его терять: он хотел снова целовать сухие горячие губы, расцарапывать в кровь широкие плечи и выгибаться под влажным, тёплым, сильным телом, чувствуя сбитое обжигающее дыхание где-то в районе шеи. Это всё было уже так давно, что Учиха уже и забыл совсем, что за лаской и плавящейся воском нежностью скрывается ещё и боль проникновения и неприятный зуд ануса ещё на протяжении нескольких часов. Забыл, что ходить после такой вот ночи страсти – в первое время – приходится в раскоряку, а сидеть и вовсе невозможно. Воспоминания их совместной жизни после «смерти» Наруто Учиха как-то обожествлял и идеализировал. Забывая порой все такие вот немного каверзные и неприятные моментики, он выстраивал небывалое и желанное, не воспринимая уже прошлое - реальное. Как и любой другой на его месте, Саске рассматривал выражение «об умерших – либо хорошо, либо ничего» слишком буквально, тщательно, поэтому и наделял Узумаки лучшими, яркими качествами и строил какие-то абстрактные схемы. Так было легче выжить – представляя всё в розовом нежном цвете. Поэтому реальность потоком леденящей мышцы воды обрушилась на него неожиданно и беспощадно. Раззадоренный и раздосадованный долгим расставанием и изменой Саске Наруто вёл себя агрессивно, собственнически целуя и кусая бледное тёплое тело, бездумно вколачиваясь в неразработанный ещё анус. И только увидев удовольствие и какое-то пьяное насыщение в глазах Учиха, - смягчился, стал нежным и чутким, выцеловывая на вздрагивающих плечах каждый сантиметр… Луна неверяще пырила своё лоснящееся желтизной тело в незанавешенное окно, а после – и вовсе скрылась, сварливо подгребая поближе к себе пену рябых в рассвете туч. Саске правда не хотел терять Наруто, да только…

Конечно, для молодых людей однополые связи намного выгодней. Ни тебе нежелательной беременности, ни тебе вечных нюнь подружки о твоей невнимательности, холодности и постоянных загулах с друзьями, ни тебе обязательств каких-то глобальных и слёзных клятв. Гораздо удобнее девушке жить с девушкой, а мужику – с мужиком. Лесбиянки могут поплакаться друг другу в жилетку, сколько захотят, посетить театры и музеи, до упаду плясать на дискотеках, не раз насытиться чувственностью и нежностью друг друга. Геи же могут не тратить нервы на женские замашки по типу «или я, или твои друзья!», спокойно вечерами пить пиво и смотреть футбол, трахаться сколько и когда захотят – без особых напрягов и слов любви после каждого акта. Гомосексуальность у людей возникает исключительно от лени и самолюбия, в отдельных и редких случаях – от большой педерастской Любви. Им так проще, им так легче. Но. Есть одно «но». В мужеложстве должно быть равноправие, ибо «хотя бы единожды вкусивший остроту и наслаждение проникновения собственной жаждущей плоти в лоно любовника» уже никогда не согласится постоянно быть пассивом. Не повсеместно, конечно, но – факт. Но вот вряд ли кто-то с радостью будет уступать столь «тёплое» местечко и самовольно подставлять задницу под плотские утехи. Как там говорится? «Если сверху – значит не пидор». Глупо, но…

Да только пидором Саске не хотел снова быть. Наруто не давался, и Учиха заносило – то в кабаки, то вообще к чуть отошедшей от послеродовой депрессии Сакуре. Конечно же, Узумаки скоро всё узнал.
«Любить» - не значит «прощать». И Наруто не простил. Если считать по минимуму – это была уже вторая измена Саске. Пусть и виноват по сути-то был сам Узумаки – мужчины никогда не признают своих ошибок и предпочитают всё сваливать на здоровые головы. Поэтому он не простил – сказал «Прощай» и отдал вещи в сумке. Учиха всё понял и принял. Перебрался в старую квартиру – Сакура ещё с больницы переехала обратно к себе – и зажил один.
В любовном треугольнике всегда есть один тупой угол, потому что Сакура вскоре вышла замуж, а Наруто уехал в Канаду – к парню по переписке. Саске был один: случайные связи и пустые тёмные вечера у телевизора – всё, к чему он пришёл.

Человек по определению не может быть один – это невозможно. Но когда всё же возникает такая ситуация – он обязательно заводит собаку. Снова эгоизм. Собака зависит от человека: он её кормит, поит, выгуливает, моет, гладит. Человек – её господин. Он может делать с ней всё, что захочет – она не вправе возражать, потому что обязана ему всем. Собака всегда приветлива и мила – поластится, полижет, поскулит, радостно погавкает. На своём собачьем языке она постоянно говорит человеку, как его любит, как боготворит, как дорожит им. Человеческий эгоизм – чувствовать себя выше кого-то и таять от лести. Ему это нужно, чтобы выжить.

«Ичи, Ичи! Ко мне!» Маленькая смешная рыжая такса послушно, с радостным полу-визгом подбежала к Саске и принялась теребить передними лапками ткань чёрных джинсов но ногах Учиха. «Ну, иди уже сюда, иди». Оказавшись на руках Саске, такса с небывалом удовольствием и счастьем облизывает бледные щёки и губы.

Человек не может быть один. Это, по меньшей мере, противоестественно. Но он может жить без любви. От этого ещё никто не сошёл с ума.


Категории: СасуНаруСаку
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 10 января 2010 г.
и ты не смотри, что в глазах моих -... Вояджер 1 14:37:20
и ты не смотри, что в глазах моих - слёзы.
я просто устала. я просто с мороза.
я просто забыла, что без тебя - можно.
Мне можно дышать и считать в небе звёзды.
суббота, 2 января 2010 г.
Название: <Чувствуй> Автор: Insane ... Вояджер 1 17:06:06
Название: <Чувствуй>
Автор: Insane Infinity
Бета: ТрупореZ (не бечено пока)
Фендом: Naruto.
Дисклеймер: не моё, и вряд ли даже Кишимотино.
Пейринг: Sasuke|Naruto
Рейтинг: PG-13, G
Жанр: romance, angst.
Cтатус: окончен.
Размещение: запрещено.
Саммари: просто почувствуй.
Предупреждения: драббл-виньетка, ООС и AU по желанию, POV Наруто, флаффа немного; некое подобие стихотворения в прозе.
От автора: недарковый и, в принципе, хеппиэндовый подарок к Новому Году всем читателям, и, особенно, TрупореZ и rukavai

Подробнее…Just feel it.

Чувствуешь? Кончиками пальцев – нежно гладят губы, руки, плечи…
Чувствуешь? Дыханье на груди – нещадно жаром огненным калечит. Вечность.
Чувствуешь? На волосах чуть-чуть, чуть-чуть, едва ли задевая пряди, мой взгляд ласкает нежностью отчаянно-печальной.
Ты – чувствуешь? На пароходе медленной, неспешной нашей общей жизни гудят моторы в вакууме твоей ленивой скучной лжи.
Ты – чувствуешь? В руке – твоя рука, качаясь на волнах, летим сквозь тысячи лет к размеренному миру счастья.
Ты – чувствуешь? На голос твой нам отзываются сплетенья мёртвой пыли, красок, грязи, трупов, горя, – помнят.
Ну, чувствуешь? Как, замирая от беззвучной нежности твоих бесстыжих губ на теле, в нелестно-сером небе падает разбитая звезда.
Ну, чувствуешь? В нелепо-разъярённом танце скользят твои тугие стебли пальцев, лаская изнутри меня – всего меня.
Ну, чувствуешь? Я разрываюсь на частички, тучки, точки и клочки, я отдаюсь, не замечая боли разума, проказ жестокой твоей лжи.
Ну, чувствуешь? Во мне, наполнив до краёв момента, жизни, мира, - скользит твоя убогая, чуть влажно-огненная Месть.
Что, чувствуешь? Ты забираешь силы, крики, волю, - своей нещадной полу-нежностью и рук, и губ, желаньем бесконечным, мерзким, праведным…
Что, чувствуешь? Бразды кровавые на белом алебастре плеч твоих безумных, мягких, сильных, - то я хочу, чтоб погрузился в негу ты.
Что, чувствуешь? Твоих неловких полу-вздохов стоны вмиг раздирают, делят на трескучую ранимую печаль весь мир, вселенную, и слухом терпким, сыпанным мгновенно обращают твой эдем.
Что, чувствуешь? Как я сжимаю с силой и желаньем, как я хочу скорей окончить эту сладостную, жалкую, мучительную пытку, - скорей, скорей дыханья не хватает: где я, что я…
Ты, правда, чувствуешь?
Так чувствуй! Чувствуй: я дышу тобой, твоей усталой, утомлённой скорбью по утолённой и бесцельной Мести.
Ты, правда, чувствуешь?
Так чувствуй! Чувствуй: моя рука сжимает мягко, трепетно, несильно твою холодную уже сейчас ладонь, сгребая всё тепло в одно прикосновенье, чтоб снова звёзды возвратились в небосклон.
Ты, правда, чувствуешь?
Так чувствуй! Чувствуй: корабль безмолвный больше не желает чувствовать, смотреть и слушать, как рушится по чёрточкам, кусочкам, линиям весь горизонт намеченного пункта назначенья.
Ты… правда чувствуешь?
Так чувствуй! Чувствуй, как чернь твоих разрозненных волос вплетается сквозь моих пальцев, как снова бьётся твоё сердце в оглушительной тиши, как на холодном потолке из неба вдруг вспыхивают звёзды и планеты, пространства чёрные, пустоты и миры.
Ты – чувствуй, чувствуй, чувствуй! Пока в душе вновь не зажжётся солнце, до углей, до трухи сжигая старые проблемы, темы, странности, мечты и цели.
Ты – чувствуй, чувствуй, чувствуй! Хочу, чтоб чувствовал ты крики древних мудрых птиц над головой и слышал, что они желаю тебе счастье – счастье в мире, который ты оставил и забросил, предал, разрушил, сжёг, почти забыл.
Ты только чувствуй. Ведь корабль вновь расправил паруса и выдохнул неслышно всю ту боль, что причинили годы, месяцы, секунды твоей нелепой жажды – жажды мести и войны.
Ты только чувствуй. Дышится ведь легче. Легче? В твоей неспешной нежности тону, волос касаясь, плеч – неутомимо, неизбежно, вечно, вечно!
Ты только чувствуй. Дальше – только пустота, где мы построим новый мир. Но новый – без насилья.


Категории: СасуНару
Прoкoммeнтировaть
среда, 2 декабря 2009 г.
"Курит не меньше чем Winston..." (с... Вояджер 1 15:52:49
"Курит не меньше чем Winston..." (с)
среда, 25 ноября 2009 г.
Название: <Не обязаны …> Автор: Ins... Вояджер 1 15:16:45
Название: <Не обязаны …>
Автор: Insane Infinity
Бета: ТрупореZ (не бечено пока)
Фендом: Naruto.
Дисклеймер: не моё, и вряд ли даже Кишимотино.
Пейринг: Naruto|Sasuke
Рейтинг: R, PG-13, G
Жанр: angst.
Cтатус: окончен.
Размещение: запрещено.
Саммари: игра.
Предупреждения: drabble, OOC, AU. Бессмысленный фанффег.
От автора: как-то так мне сейчас. Глупо. И, надеюсь, это единственный мой фик без определённого смысла и сюжета.

Подробнее…Не обязаны

Мы с тобой просто играли. Есть такие игры – без цели, без смысла, без конечного результата. В них нет ни победителя, ни проигравшего. В такие – играют ради самого процесса, ради наслаждения этим процессом. Либо просто со скуки. Чем руководствовался ты – мне непонятно до сих пор. Ясно только одно: для чего-то тебе это нужно было, чем-то важно, где-то необходимо. Это как вынужденная релаксация при бессоннице: ты должен расслабиться, чтобы не умереть от переутомления. Ты просто обязан был получить глоток новых, свежих, невообразимых эмоций, чтобы появился хоть какой-то стимул, хоть какой-то смысл жить дальше. И – ты получил его. Таким пусть и диким способом, но – получил. О последствиях – я уверен – ни один из нас не жалеет. Нам никто не обещал что спасение души - это легко.

И всё же, что бы мы сейчас ни говорили, наши встречи – все наши встречи – были наполнены какой-то выламывающей, непостижимой нежностью. Мне порой даже хотелось кричать – столь хорошо, столь томительно-прекрасно всё у нас было. Мы отлично понимали друг друга без слов, где-то на подсознательном уровне уже заранее знали желания и грани, потребности и исключения. Границы всё время мучительно хотелось преодолеть, перешагнуть, стереть. Нам это всегда хорошо удавалось.
Хочешь нежности – получи её. Я буду целовать тебя всего, томно шепча какую-нибудь любовную лабуду на твоём любимом немецком. Я буду, нежно массируя и поглаживая каждый кусочек твоего идеального тела, доводить тебя до оргазма, до сладостной истомы, до пульса в ушах. Я буду вылизывать все твои сокровенные местечки, самые интимные, чувствительные, жаждущие ласки, наслаждаясь несдержанными стонами и полу-криками. Я буду проникать в тебя неспешно, практически незаметно-медленно, двигаться так, как ты хочешь и сколько ты хочешь, ловить твои вздохи мягкими поцелуями и прижимать к себе нежно, трепетно, как хрупкую редкую фарфоровую куколку – идеальную и совершенную. Я буду перебирать твои влажные локоны пальцами, гладить по щеке и легко, чувственно целовать, без иронии слушая твоё непонятное мурлыканье. Я буду дышать одним с тобой воздухом, и жить в одном темпе сердца.
Хочешь грубости, крайности? Наслаждайся. Наслаждайся моими резкими, нахальными поцелуями сквозь укусы; моими крепкими, сильными руками, сжимающими твои плечи, бедра, талию железной хваткой – до синяков, до зудящей боли. Получай дикую смесь остроты и исступленности моего безумного желания взять тебя незамедлительно. Кричи, стони подо мной, от моих рваных, яростных движений в тебе, от ногтей, впивающихся, расцарапывающих твою грудь или спину до крови, до шрамов. Упивайся моментом воссоединения, когда я до упора насажу тебя на свой эякулирующий член и заставлю кончить и тебя, крепко сжав рукой твой, сочащийся смазкой.

Но – мы с тобой просто играли. И, как и любая другая, наша игра тоже закончилась. Однажды ты просто перестал звонить, писать сообщения, заходить… Но ведь все мы должны уметь отпускать. Это не сложно, как кажется на первый взгляд: в первое время даже не понимаешь, что что-то вообще потерял. Потом – будет как-то неуютно, пусто, что ли… После - начнёт ломать. Неизбежно. И сила, мучительность этой ломки будет зависеть только от крепости связи. Любое напоминание будет жгучим кнутом хлестать куда-то в область груди, но со временем и эта боль притупится. Терять может каждый – в нас это заложено природой. Нельзя быть эгоистом, особенно если тебе никто ничего не обещал. Надо уметь отпускать, а для этого – нужна практика. У каждого в жизни её было предостаточно – нужно только покопаться в себе. В жизни ведь не всё идёт так, как хочется нам. Нужно уметь прощать. А если и прощать по сути нечего – просто забыть. Это уже прошлое – пройденное, оставшееся где-то за спиной.
Мы играли, а значит – ничего не должны друг другу. Это была всего-навсего игра: раз, два, три. Белая, чёрная, белая. Шаг, два, три... И пусть дальше – только пустота: мы ничем друг другу не обязаны.


Категории: НаруСасу
комментировать 14 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 21 ноября 2009 г.
я никогда не обижаюсь на молчание с... Вояджер 1 18:49:16
я никогда не обижаюсь на молчание стен.
мне легче жить в пустом кармане полулёгких мечтаний.
мне проще выдумать мелодию из жгучих проблем,
чем ослепить себя и мир зелёным вальсом скитаний...
поговорить и посидеть - не зная: кто и зачем.
мне проще спать, не видя в снах твой синий бархатный кейс.
ты в нём хранишь свой миллион неразрешённых дилемм.
поверь - мне проще, когда в мир иной назначен уж рейс...
пятница, 20 ноября 2009 г.
"-Нет у меня парня.Пейн нахмурил бр... Вояджер 1 15:42:13
"-Нет у меня парня.
Пейн нахмурил брови.
-Но ты ведь хочешь, чтобы он у тебя был?
Узумаки удивленно уставился на нового знакомого. Что?! Да кто вообще этот тип? Что ему надо?!
-Да не удивляйся ты так, а то глаза сейчас выпадут из орбит. Ты же голубой, ведь так?
Все. Это было последней каплей.
-Да ты кто вообще такой?!
-Значит голубой – подытожил парень."
да простит меня аффтар-сама, но это жеж просто железная логика))
*вот что бывает, когда случайно прочтёшь ненужную строчку в избранном ПЧ*
воскресенье, 15 ноября 2009 г.
Мы разбежимся, словно в море корабл... Вояджер 1 07:42:46
Мы разбежимся, словно в море корабли, -
И это неизбежно как и смерть, -
Остануться лишь горькие мечты
И пачка твоих белых сигарет...
воскресенье, 8 ноября 2009 г.
Порой... Вояджер 1 11:16:26
Название: <Sometime …>
Автор: Insane Infinity
Бета: ТрупореZ (небечено пока)
Фендом: Naruto.
Дисклеймер: не моё, и вряд ли даже Кишимотино.
Пейринг: Itachi|Sasuke
Рейтинг: G, maybe PG-13.
Жанр: angst, dark.
Cтатус: окончен.
Размещение: моё разрешение.
Саммари: meditations .
Предупреждения: драббл-огрызок, OOC по желанию, AU, автор-параноик.
От автора: это размышления (как, впрочем, написано в саммари). Даже не заню что это – может оридж, может – ИтаСаске. Здесь это не столь важно. Меня глючит. И, Рю, прости, что опять пронесла тебя с подарком: мне как-то прямо не пишется ХЭ...

Подробнее…Sometimes.

Порой я ненавижу осень. Особенно ноябрь. Этот месяц наполнен какой-то безграничной, безысходной тоской по лету и солнцу. Он портит всё светлое, чистое, нужное. Листья ещё висят на деревьях жалкими, изодранными полу-тряпками – грязно-зелёными, желтыми, оранжевыми. Поэзия смерти. Порой в ноябре на крыши и улочки падает белоснежный, ослепительный тихий снег. Аккуратно ложась на тёмно-серую поверхность мира, он смягчат линии и полу-образы печали. Но ноябрь беспощаден к прекрасному волшебству природы, и вскоре осторожные сказочные пушистые снежинки превращаются в липкие, талые комья грязно-серой пыли. Снова безысходность. Сквозь разводы антрацитового грифеля на небе лучи солнца не проходят в этот бренный мир. Обречённость. Мы все обречены глотать хлопковыми, мокрыми комьями прожжённого воздуха эту осень и этот месяц, эту усталую необратимость реальности. Небыль пахнет аквамарином. А поздняя осень – гулкой, поглощающей тишиной. Ноябрь длится целую вечность. Это я знаю точно.
Порой мне не хватает не тепла, нет, - мне не хватает холода. Морозного, освежающего, леденящего дыхания смерти. Холод полезнее тепла – он закаливает, остужает, дарит правду. Я люблю, когда он обволакивает меня своей кисейной густой полу-дымкой. Эти ощущения – ощущение колкого льда в теле, ощущение того, как немеют пальцы и ткани, ощущение ледяного кома в горле – порой сводят с ума. Даже дышать не нужно. И белое, белое, белое всё кругом. Грубая нежность холода – выламывающая, кричащая, непостижимая. Её нельзя описать словами, как нельзя объяснить любовь. Эйфория холода. От неё глаза накрывает студёная пелена. Я бы не выжил без этой стыди. Мой сладостный озноб… А ты знал, всегда знал о моей слабости. Поэтому в ноябре, когда весь город превращался в аэродром для снежной канители, ты специально не оттряхивал куртку на улице, а заходил в дом – морозный, снежный, забелённый снежинками – и ссыпал белоснежные искры на пол, на ковёр в прихожей, чтобы я мог получить первую в году дозу прохлады. Тогда я босиком ходил по влажному, стуженному паласу часами, пока уже не чувствовался болезненный жар в теле. Пульс стучал прямо по ушам барабанной дробью. Могильный тягучий холод. Ощущение абсолютного счастья…
Порой мне дурно оттого, что нет крови. Ярко-алой, загустевающей, с почти приторным металлическим послевкусием. Её хочется если не чувствовать, то хоты бы видеть. До ломоты, до бессознательности, до тумана в мыслях. Хочется-хочется-очень-хочется. Мне без неё как-то неудобно, неловко, пусто. Как-то безбрежно тоскливо. А ты никогда не оставлял поблизости со мной нож, или хотя бы иголку. Мне приходилось расцарапывать ногтями старые шрамы и порезы, выгрызать кожу и рубцы на ней. А она такая… такая неземная, волшебная, яркая… Маниакальная неудержимость, кислотное желание. Один только запах крови помогает мне выжить, - что уж говорить о вкусе…
Порой ты называешь меня несуразным, маленьким и глупым. Знаешь… от этих слов мне легче дышать, правда. Идеальный-высший-первый-божественный. Ты такой для всех. Для всех кроме меня. Я ведь до сих пор так никому и не сказал, что человеком, изнасиловавшим меня почти семь лет назад, был именно ты. Всё берёг, хранил - непонятно, неизвестно зачем и почему. Но я никому не говорил. И не скажу уже никогда….. Потому что о мёртвых – либо хорошо, либо ничего…


Категории: ИтаСасу
комментировать 11 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 26 октября 2009 г.
Повязаны Вояджер 1 16:06:30
Название: <Повязаны …>
Автор: Insane Infinity
Бета: ТрупореZ
Фендом: Naruto.
Дисклеймер: не моё, и вряд ли даже Кишимотино.
Пейринг: Naruto|Sasuke, Sakura, Sai
Рейтинг: PG-13, PG-15.
Жанр: angst, dark.
Cтатус: окончен.
Размещение: моё разрешение.
Саммари: паралитик, невротик и альтруист собрались в одном фике. Что дольше…
Предупреждения: OOC по желанию, некое AU, автор-параноик.
От автора: я мало чего знаю о параличе, хоть и сталкивалась с ним вплотную, так что о каких-либо несоответствиях - говорите. И. Я долго не писала… Выжала этот фик кое-как, и результат поэтому – не супер. Но… Мне хреново, а я – мизантроп, так что пускай у читателей тоже испортится настроение...

Подробнее…Повязаны.

Из дождя можно построить крепость –
Надо только очень этого захотеть.

В доме неприятно пахло горькими лекарствами, затхлостью и прелыми простынями. Сай осторожно ступал по холодному голому полу, изредка вздрагивая от неожиданного скрипа половиц. Бежевые крашеные стены неуютно отражали свет тусклых лампочек. Немногочисленная мебель была покрыта толстым слоем пыли, так что казалось, что помещение давно уже нежилое, забытое…
Позади тихо шагал Наруто, привычно осторожно ступая по старому паркету, огибая «шумные», скрипящие участки пола. Если бы не тяжёлое, хрипящее дыхание за спиной, Сай бы оглядывался ежеминутно, чтобы удостовериться, что он действительно идёт не один. Узумаки как-то сливался с этим будто уснувшим домом, с этой бедной обстановкой, с этими шуршащими стенами и прогнившими полами. Где-то в глубине помещений редкими оглушающе-звонкими грузными каплями капала из крана вода, отчего Сай каждый раз непроизвольно ёжился и поджимал пальцы на ногах. «Я же говорил, что ты можеш