Don’t let me down.
And I won’t let you down.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Don’t let me down. > ИтаСасу


Тесты c категорией "ИтаСасу".
Пользователи c интересом "ИтаСасу".

воскресенье, 8 ноября 2009 г.
Порой... Вояджер 1 11:16:26
Название: <Sometime …>
Автор: Insane Infinity
Бета: ТрупореZ (небечено пока)
Фендом: Naruto.
Дисклеймер: не моё, и вряд ли даже Кишимотино.
Пейринг: Itachi|Sasuke
Рейтинг: G, maybe PG-13.
Жанр: angst, dark.
Cтатус: окончен.
Размещение: моё разрешение.
Саммари: meditations .
Предупреждения: драббл-огрызок, OOC по желанию, AU, автор-параноик.
От автора: это размышления (как, впрочем, написано в саммари). Даже не заню что это – может оридж, может – ИтаСаске. Здесь это не столь важно. Меня глючит. И, Рю, прости, что опять пронесла тебя с подарком: мне как-то прямо не пишется ХЭ...

Подробнее…Sometimes.

Порой я ненавижу осень. Особенно ноябрь. Этот месяц наполнен какой-то безграничной, безысходной тоской по лету и солнцу. Он портит всё светлое, чистое, нужное. Листья ещё висят на деревьях жалкими, изодранными полу-тряпками – грязно-зелёными, желтыми, оранжевыми. Поэзия смерти. Порой в ноябре на крыши и улочки падает белоснежный, ослепительный тихий снег. Аккуратно ложась на тёмно-серую поверхность мира, он смягчат линии и полу-образы печали. Но ноябрь беспощаден к прекрасному волшебству природы, и вскоре осторожные сказочные пушистые снежинки превращаются в липкие, талые комья грязно-серой пыли. Снова безысходность. Сквозь разводы антрацитового грифеля на небе лучи солнца не проходят в этот бренный мир. Обречённость. Мы все обречены глотать хлопковыми, мокрыми комьями прожжённого воздуха эту осень и этот месяц, эту усталую необратимость реальности. Небыль пахнет аквамарином. А поздняя осень – гулкой, поглощающей тишиной. Ноябрь длится целую вечность. Это я знаю точно.
Порой мне не хватает не тепла, нет, - мне не хватает холода. Морозного, освежающего, леденящего дыхания смерти. Холод полезнее тепла – он закаливает, остужает, дарит правду. Я люблю, когда он обволакивает меня своей кисейной густой полу-дымкой. Эти ощущения – ощущение колкого льда в теле, ощущение того, как немеют пальцы и ткани, ощущение ледяного кома в горле – порой сводят с ума. Даже дышать не нужно. И белое, белое, белое всё кругом. Грубая нежность холода – выламывающая, кричащая, непостижимая. Её нельзя описать словами, как нельзя объяснить любовь. Эйфория холода. От неё глаза накрывает студёная пелена. Я бы не выжил без этой стыди. Мой сладостный озноб… А ты знал, всегда знал о моей слабости. Поэтому в ноябре, когда весь город превращался в аэродром для снежной канители, ты специально не оттряхивал куртку на улице, а заходил в дом – морозный, снежный, забелённый снежинками – и ссыпал белоснежные искры на пол, на ковёр в прихожей, чтобы я мог получить первую в году дозу прохлады. Тогда я босиком ходил по влажному, стуженному паласу часами, пока уже не чувствовался болезненный жар в теле. Пульс стучал прямо по ушам барабанной дробью. Могильный тягучий холод. Ощущение абсолютного счастья…
Порой мне дурно оттого, что нет крови. Ярко-алой, загустевающей, с почти приторным металлическим послевкусием. Её хочется если не чувствовать, то хоты бы видеть. До ломоты, до бессознательности, до тумана в мыслях. Хочется-хочется-очень-хочется. Мне без неё как-то неудобно, неловко, пусто. Как-то безбрежно тоскливо. А ты никогда не оставлял поблизости со мной нож, или хотя бы иголку. Мне приходилось расцарапывать ногтями старые шрамы и порезы, выгрызать кожу и рубцы на ней. А она такая… такая неземная, волшебная, яркая… Маниакальная неудержимость, кислотное желание. Один только запах крови помогает мне выжить, - что уж говорить о вкусе…
Порой ты называешь меня несуразным, маленьким и глупым. Знаешь… от этих слов мне легче дышать, правда. Идеальный-высший-первый-божественный. Ты такой для всех. Для всех кроме меня. Я ведь до сих пор так никому и не сказал, что человеком, изнасиловавшим меня почти семь лет назад, был именно ты. Всё берёг, хранил - непонятно, неизвестно зачем и почему. Но я никому не говорил. И не скажу уже никогда….. Потому что о мёртвых – либо хорошо, либо ничего…


Категории: ИтаСасу
комментировать 11 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 26 июля 2009 г.
Выбор. Когда проще... Вояджер 1 14:23:26
Название: < Когда проще…>
Автор: Insane Infinity (Цукури но Дейдарка)
Бета: Word-сан
Фендом: Наруто.
Дисклеймер: Кисимото-сенсей.
Пейринг: Наруто/Саске, Итачи/Саске, возможно – Итачи/Наруто
Рейтинг: PG-13
Жанр: типа ANGST и романс...
Статус: окончен.
Размещение: только с разрешения.
Саммари: выбор.
Предупреждения: в этом драббле 2 концовки – оптимальная, предполагающая размышления Читателя и его решение об окончательном пейринге по его вкусу, и на любителя – понять которую можно только внимательно прочитав фик. Немного иронии, OOC и AU.
От автора: задумала одно – получила совершенно, кардинально другое…Поэтому здесь – две концовки. А, так как пыталась писать почти с себя, вторая мне, как автору, больше по вкусу. P.S. «топ» – это семе, верхний, а «боттом» - уке, нижний.

Подробнее…
Выбор. Когда проще...


Когда в его жизни был только Итачи – всё было намного проще. Они жили вместе у опекуна, который ничуть ими не интересовался. Они гуляли вместе. Они обедали вместе. Они спали – тоже вместе. Они были братьями – неразлучными. Они были любовниками – пылкими, постоянными. Они любили друг друга – неловко, абсурдно, нежно, самоотверженно. Они ссорились – на недели. Они занимались сексом – ночи и дни напролёт. Они не были одиноки – у Саске был Итачи, а у Итачи – Саске. И всем было хорошо. И все были довольны. Но.
У них была разница в возрасте. И эта разница подразумевала разлуку. Потому что Итачи надо было учиться – в большом, хорошем городе, в престижном институте. А Саске нужно было доучиваться в академии – без вариантов. Они должны были расстаться – на время. Почти на год. Пока Итачи – летом – не вернётся на каникулы. Всего на месяц. Это было больно…
Было больно даже не потому, что Саске теперь не мог целовать своего нисана каждое утро, чтобы тот проснулся и, нежно потрепав его по щеке, начал собираться на занятия. Даже не потому, что, возвращаясь из школы вместе, они больше не могли забрести в заброшенный парк и целоваться там на скамеечке. Даже не потому, что вместо выполнения домашнего задания, они не могли теперь ласкать друг друга. Даже не потому, что они не могли теперь часами обсуждать и выяснять подробности жизни Идола Саске. Не потому, что Саске теперь не мог выгибаться под Тачи, впиваясь ногтями в его широкую гладкую спину. Не потому, что Саске теперь не мог чувствовать Итачи – в себе, внутри: такого большого, жаркого, влажного…. Даже не потому, что он теперь не мог дрожать от тёплого, сбившегося дыхания на ушко. Не потому, что он теперь не мог каждый вечер стоять под тёплыми струйками душа со своим братом и не ласкать его член, выводя узоры языком на упругой плоти, посасывая бархатистую головку. Даже не потому, что ему теперь никто не скажет перед сном: я тебя люблю, мой сладкий братишка.
Не поэтому. Просто потому, что он не знал – что делать. Раньше было проще: есть он и Итачи. Тачи и он. А остальное – лесом. Саске никогда не интересовался своими одноклассниками, не имел друзей, не ходил гулять. У него был его нисан – и ему этого хватало. У него был постоянный любовник – и ему этого хватало. У него был любимый человек – и он был счастлив. А сейчас всё это исчезло: в один момент, в один вечер. Просто Итачи уехал и пообещал вернуться через год. Просто Итачи уехал и легонько чмокнул его в щёку на прощанье. Просто нисан уехал и Саске остался совсем один: без планов, без поддержки. Без жизни, в конце концов. Надо было учиться заново жить – и справляться без Итачи. Без его шёпота по утрам, без его губ на своём теле, без его члена в себе. Без всего этого – учиться жить и выживать.
Это было больно и несправедливо. Когда с ним был Тачи – всё было намного проще.

Конечно, без поддержки Саске бы не справился. И он её нашёл. Нашёл в обычном весёлом пареньке с белозубой улыбкой и жёлтым ежиком волос на голове. С голубыми глазами и тату на щеках. Поддержку звали Наруто, который, как совершенно неожиданно оказалось, учился с Учихой с первого класса. Сейчас они были в девятом…
Поддержку звали Узумаки. И он прекрасно справлялся со своими обязанностями: выводил Саске на улицу, знакомил с людьми, развлекал… Выполнял все желания. Учиха говорил: заткнись, - Наруто с увлечением продолжал парить фигню. Саске говорил: достал, - Узумаки пододвигался ближе и душил его в объятиях. Учиха спрашивал: хули ты со мной возишься, - Наруто отвечал: ты меня бесишь, и я мечтаю тебя убить. Учиха говорил: хочу секса… - Наруто в полной прострации таращился на бледного подонка и кричал: «извращенец». Учиха говорил: хочу секса, - и Наруто тайком подкладывал порножурналы в ванную Саске и под его подушку. Учиха говорил: хочу секса, - и Наруто… соглашался. Саске сам был в шоке. Он не ожидал такой реакции. Учиха говорил: иди нахуй, - Наруто вторил: ну уж нет – ты у нас уке. Учиха оправдывался: у меня нет смазки, - Узумаки охотно отвечал: боттому не положено заморачиваться по поводу этой фигни. Учиха вещал: из тебя топ – никакущий, - Наруто довольно хмыкал и затягивался сигаретой после очередного яркого секса…
С появлением в жизни Саске Наруто – всё, неожиданно, стало просто. Они просто учились в одном классе, просто целовались в гардеробной на переменах, просто занимались любовью в туалете после занятий, просто ходили гулять, и каждая их прогулка заканчивалась умопомрачительным сексом где-нибудь за опушкой леса, просто заходили друг к другу в гости – якобы сделать уроки – и Саске вновь и вновь выстанывал имя «Наруууто», под гулкие хлопки бёдер Узумаки о его задницу, просто шептали друг другу ласковые слова и нежно целовали в щёку на прощание, просто утешали друг друга. Просто Саске тихо плакал в объятиях Узумаки, когда умер его Идол. Просто Наруто понимал его, когда третьего ноября, Учиха молил Господа Бога, чтобы пошёл дождь. Просто они понимали друг друга с полуслова. Просто они могли не бояться и не стыдиться, когда их увидят вместе.
Всё стало просто – ещё проще, чем с Итачи… Но забыть нисана Саске по-прежнему не мог.

Всё было намного проще – когда отпуска у его любовников совпадали. Наруто уезжал из города куда-то к чёрту на кулички на целый месяц, а Итачи – приезжал к Учихе и «отрабатывал» свой годовой прогул.
Саске чувствовал себя похотливой сукой, но… ему это нравилось. Он любил – именно любил – их обоих. И Наруто, и Итачи. И Тачи, и Узумаки. Каждого – по-своему, особенно, чувственно.
Саске любил Наруто – ровно одиннадцать месяцев в году: дико, безудержно, страстно, дерзко, в чём-то пошло, собственнически. Любил ровно одиннадцать месяцев в году и отдавал ему всего себя – без остатка, без страха, без сомнений. Наруто был только его – одиннадцать месяцев в году. И это было здорово.
Саске любил своего аники – всю жизнь до четырнадцати лет и после – по месяцу в год. Месяц – август – и не больше. Ровно с первого по тридцать первое августа: нежно, трепетно, восторженно, задумчиво, ласково, самоотверженно. Любил ровно месяц – сладко, несдержанно, не отпуская из своих объятий ни на миг. Он любил его ровно один месяц в году, и по ночам, когда не мог уснуть. Он любил своего нисана. И это было здорово.
Наверное, Саске просто не умел любить по-настоящему. Поэтому ему было проще, когда отпуска у его любовников совпадали.
Но только не в этом году…
Понедельник. Первое августа. Они приезжали в один и тот же день. На одном и том же поезде. В одном и том же вагоне. В одном и том же купе. Наруто и Итачи. Тачи и Узумаки. Они приезжали в одну и ту же секунду. И за эту секунду, Саске должен был решить: с кем остаться. Остаться так, чтобы уже навсегда. Навсегда – всегда. Всегда – любить, целовать, обнимать, ласкать. Всегда – ждать, скучать, отдаваться. Всегда – восхищаться, надеяться. Чтобы всегда. И не делить душу на половинки.
Решить – чтобы навсегда. Чтобы не жалеть потом. Чтобы правильно. Чтобы вместе – хоть в огонь. Чтобы за него – хоть на край света.
Но Саске любил их обоих. Любил – как умел.
Поэтому, ему было проще не выбирать.
Просто ждать – кого увидит первым.
Чтобы – проще.


Кто-то подошёл к Саске сзади и накрыл ладонями его глаза.
- Ты приехал… Любимый…


Вариант концовки №2. Персональная.


Наверное, проще – это когда никто. Проще – это когда Итачи и Наруто. Тачи и Узумаки. Проще – это когда они вдвоём. Это когда они пристыжено смотрят Саске в глаза и держаться за руки. Проще – это когда они полюбили по-настоящему. Не его – друг друга.
Проще – это когда Саске… за них не рад. За себя рад. Ведь ему – проще.
Ему – проще. Потому что у него есть любовь.
К Нему. К Другому. К Идолу. Совсем не такому, как Наруто и Итачи. Тачи и Наруто.
Проще – это его персональная любовь.
Неповторимая.
Неизбежная.
Непоколебимая.
Истинная.
Верная.
Вечная.
Мёртвая…


Категории: НаруСасу, ИтаСасу
комментировать 19 комментариев | Прoкoммeнтировaть


Don’t let me down. > ИтаСасу

читай на форуме:
сделай дизайн пожалуйста:3
Статика
рпорлб
пройди тесты:
кто из фей с энчантиксом?
Фруктовый тест
Жизнь в Хогвартсе 15
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх